Идеалы рококо



Костюм

Костюм

Во второй половине XIX в. в общем поиске новых выразительных форм и средств художники возрождают стиль рококо в оформлении часов, частично уснащая их элементами барокко, классицизма, ампира. Часы из экспозиции Государственного художественного музея БССР представляют собой выполненные в стиле не рококо во второй половине XIX в. миниатюрные сценки, населенные вылитыми из бронзы амурами, буйствующей растительностью, акантовыми завитками. Вокруг круглого циферблата сложным ореолом уложен легкий но рисунку декоративный орнамент. В основе композиции — утес, на котором в непринужденной позе в богатом кружевном одеянии, восседает мечтающий светский юноша.

Мастер проявил здесь страсть к крипом изогнутой линии и выказал презрение к какой-либо симметрии, что объясняется полной его приверженностью к стилю рококо. Увиты пестрым букетом фарфоровых цветов круглые циферблаты часов из Брестского областного краеведческого музея и Гродненского историко-археологического заповедника. Двое часов (бронзовые и в деревянном корпусе) из экспозиции Гомельского областного краеведческого музея снабжены мелодичным музыкальным боем. Б начале NX в. дизайнеры модерна в поисках оригинальных текучих липни вынуждены были прибегнуть к арсеналу художественных средств рококо (настенные часы-картели из экспозиции ГОКМ). В обращении мастеров декоративно-прикладного искусства второй половины XIX — начала XX в. к формам исторических стилей видится и эстетическая переоценка достижений рококо, что косвенно утверждает его как самостоятельный художественный стиль. Художественный стиль имеет право па существование и признание как эстетическая категория, как целостная и самостоятельная художественная система только при его проявлении в самой широкой сфере художественного творчества. Короче говоря, общность должна существовать как в «наряде» зданий, так и в костюмах его обитателей. Общий характер художественно-стилевого направления рококо, как в зеркале, отразило! в роскошных и богатых туалетах аристократии, исповедующей культ изящества и галантности.

В период рококо в Белоруссии исчезает самодовлеющее значение патриархального сарматского костюма — неотъемлемого признака сословного облика белорусско-польской шляхты. Характер костюма шляхты западноевропейской ориентации становится идентичен общеевропейскому и, кстати, ничем но отличается от нарядов щеголей в России. Эту тенденцию исследователи связывают с усилением влияния французской моды и стиля рококо. Распространение рокайльного костюма в аристократической среде было связано с непосредственной выпиской нарядов из Парижа и Лондона, с увлечением театром.

В России реформа Петра I также вводит в быт русского дворянства новый, сложившийся при дворе Людовика XIV европейский костюм. Указ Петра I уже в 1701 г. повелевает «боярам и окольничим… носить платье немецкое верхняя с саксонским в французским…» 158 В «пудреное» время первой половины — середины XVIII в. одежда, прически, сама внешность человека из высшего общества стали более, чем когда-либо, произведениями искусства. Всякого входящего в аристократические круги общества признавали и оценивали но платью (и, конечно, по более всего почитаемому атрибуту — тучному кошельку).

Характерное для стиля рококо тяготение к капризно изогнутым, беспокойным линиям, густоте декора и изящной орнаментике было всецело присуще и костюму с его вычурным силуэтом, обилием и многообразием кружев и вышивок. В мужскую моду входят шелковые чулки, облегающие поколенные панталоны (кюлоты), кафтаны (жюстокеры) и украшенные вышивкой шелковые камзолы (весты), тонкие кружева, банты и подвязки. I! одеяниях мужчин распространены яркие золоченые парчовые, шелковые и бархатные ткани. Длиною до колен жюстокер четко очерчивал талию, имел воротник-стойку и плотно облегал верхнюю часть фигуры, верно «рассыпался» складками па полах, был легок, как крылья бабочки, благодаря разрезу-шлицу по центру спинки и вставленному в его полы китовому усу, конскому волосу иди клееным холщовым пластинам. Рукава кафтана имели неширокие отложные манжеты, выполненные из другой ткани. Полы подолов прорезались карманами с фигурными клапанами, украшенными, как и манжеты, декоративными петлями и перламутровыми пуговицами. Несмотря на явную декоративность, жюстокер был удобен не только во время бальных танцев, но и при верховой езде. Его, как правило, носили застегнутым только сверху или нараспашку, чтобы по возможности открыть взорам пышную отделку веста, который шился из яркого шелка и декорировался вышивкой. Камзол-вест был всегда короче, без складок на подоле, с длинным узким: рукавом и безрукавным, не имел воротника и надевался на рубаху с кружевными манжетами и оборками-жабо. Головным убором для мужчин служила треуголка, украшенная пышными галунами или перьями. Такую шляпу со страусовыми перьями и галунами (позументами) упоминает инвентарь гардероба 1760 г. владельца усадьбы Боратичи. На затянутые в белые чулки ноги надевались тупоносые башмаки на невысоких красных каблуках, украшенные байтами или металлическими позолоченными пряжками. Мужские костюмы стиля рокайль, которые стала носить шляхта, изображены М. С. Л. Жуковским на гравюре к Несвижской постановке «Блистательных любовников» Мольера (1754).

В магнатских дворцах Несвюка и Слуцка устраивались пышные празднества, на которых шляхта щеголяла роскошью традиционных одежд и особенно шелковыми и литыми золототкаными поясами, которые были неотъемлемой частью одежды той части шляхты, которая сохраняла «сарматские» обычаи и вкусы. Именно в это время налаживается и широко распространяется в Белоруссии их производство. Значительные декоративные качества этого элемента шляхетского костюма обеспечивались не только тонким и изящным орнаментальным рисунком, но и благородством используемого материала: на шелковой бликующей основе золотой и серебряной нитью ткался орнаментально-растительный красочный узор. Особую известность получила продукция Слуцкой мануфактуры. В описании гардероба А. Тизенгауза, относящемся к 1765 г., значится несколько литых поясов, созданных и па его собственной Поставской фабрике. Обилием роскошных поясов отличался гардероб гетмана Я. К. Брапицкого: «…золотой с серебряными цветами; белые в цветы, смешанные с золотыми кусками; кармазиновые; белые с каймой; бледно-розовый с каймой; кармазиновый с золотом…». Появление в орнаментальном узоре традиционного пояса богатого букета с большим цветком в вазе или кубке, установленном на балюстраде, исследователи приписывают влиянию рококо.

Последние публикации

Комментарии запрещены.

Живопись
Изучение рококо