Идеалы рококо



Сюжетные гравюры

Сюжетные гравюры

Орнаментика, вплетенная кружевными завитками в картинную раму, имела целью создать вокруг живописного полотна ажурную резную декоративную оправу, которая уже сама по себе превращалась в эффектное и привлекательное произведение искусства. Более того, стремление сблизить колорит живописного полотна и окраску рамы заставляло использовать часто цветное золочение с. оттенком слоновой кости, а также и другие гармонизирующие цветосочетания. Такой способ украшения картинных рам использован, например, в ряде станковых живописных полотен в костеле базилиан в Борунах. В них утонченные прямоугольные рамные обрамления в завершениях наделялись криволинейными, орнаментально и декоративно акцентированными перемычками.

В иллюстративной графике Западной Европы и Речи Посполитой продолжает господствовать гравюра па меди, также испытывающая сильное влияние французского «искусства грифеля», парижской школы книжных иллюстраторов, полностью перешедших па позиции рококо. Одним из лучших их представителей был великолепный рисовальщик Ш. Эйзен, которому принадлежит многообразная серия амуров и кудривых   виньеток.

Яркое мастерство в искусстве рокайльной  книжной   графики проявил русский художник Т. Курочкин. Искусство оформления книги, которое становится, пожалуй, главным видом графического творчества, достигает  высокого художественного уровня и в Белоруссии. В начале  XVIII в. уроженец Мстиславщины И. Капиевич организовал  в Амстердаме издание русских книг, а значит, мог конкурировать с передовой европейской полиграфией. Главными центрами книгопечатания в Великом княжестве Литовском, а вместе с ним и искусства оформления книги в стило рококо становятся Вильно, Могилев, Супрасль, Несвиж, Гродно, Логойск, Полоцк, Слуцк. Кинга с прекрасными разворотами, заставками, концовками и всеми компонентами оформления превращается в предмет роскоши, элитарный атрибут. Принцип маскировки натурального материала конструкции в архитектуре проявляется и в искусство оформления книги впервые вводится форзац, имитирующий мраморную панель (мраморная бумага). Рисовальщики-иллюстраторы проявляли талант и незаурядную фантазию. Так, графические мотивы книг виленской Святотроицкой типографии включали ажурные, легкие, витиеватого рисунка виньетки, орнаментальные заставки и концовки, скомпонованные с большой фантазией из гирлянд цветов, букетов, рокайлей. Приемы, сюжеты и формы книжных заставок становятся интернациональными. Например, популярный сюжет копошащихся вокруг пальмы ангелочков в обрамлении рокайльных завитков встречается в изданиях виленской Святотроицкой типографии и типографии Ф. Гиппиуса в Москве. Аналогично решены заставки Календаря, изданного в Германии в 1765 г.  Вычурно изгибающийся рисунок приобретают и инициалы в текстах. Буквицы псалтыря, изданного в Гродно в 1783 г., сохраняя старославянский рисунок, имеют орнаментальные, штрихованные «довески» в виде свисающих завивающихся листьев, роз. Рокайльное оформление инициалов используется в книгопечатании вплоть до середины XIX в.

Сюжетные гравюры обретают витиеватость, пупктирность, совершенство и изящество гравировки. Они нежные и изящные, остроумные и пикантные. В бытовых сюжетах преобладают шутка, веселье, мягкий юмор. Высоким художественным вдохновением отличаются кукольные картины бытописателя бюргерства и белорусско-польского дворянства немецкого графика и живописца Д. И. Ходовецкого. Сюжеты его гравированных картинок зачастую разыгрываются па фоне осененного деревьями и пронизанного солнечным светом пейзажа или в определенном акте театральной сцены, В стремлении обособить и замкнуть в пределах картины мир своих персонажей художник располагает их спиной к зрителю («Общество за столом», 1773). Декоративные рокайльные виньетки были выполнены художником А. Даманским в «Инвентаре Экономии Брестско- Кобрипского графства Флеминга генерала артиллерии 1742 г.». Их сюжетная тематика включает сценки сельской (сенокос, молотьба и др.) и городской (местечковые улицы, площади, застройка, храмы и пр.) жизни. Эти лирические жанровые картинки полны глубокого эмоционального житейского подтекста. В гравюрах М. С. Л. Жуковского, выполненных в 1754 г. для книги У. Радзивилл «Трагедии и комедии», проявилась оригинальность творческой манеры художника. Он переносит пас в светскую, театральную сутолоку того времени; даже облака, трава и деревья выполнены курчавыми графическими штрихами. Художник стремится представить книжную орнаментальную графику как можно ненатуральнее, как не бывает и не встречается в природе.

Самой популярной техникой графики становится сангина. Именно ей «вооружаются» художники «галантного» стиля, стремящиеся в прозрачных и «размытых» рисунках к изяществу композиции и линии. Эту технику использовал выдающийся художник стиля А. Ватто.

В антураж гравюр органично перетекает и вливается их рокайльное обрамление, чаще всего в виде изящных, причудливо круглящихся узоров, сплетенных из цветов, листьев, фруктов, жемчужных нитей и лент и, конечно, абстрактных рокайльных завитков. Повое возрождение искусства книги в оформление произведений полиграфии широкие поля, прозрачно-легкие виньетки и заставки, изящные гравюры. Благодаря утонченному графическому оформлению чтение даже самой скромной книги становилось привлекательным и приятным.

Знаки принадлежности книг включали гербы владельцев и наделялись высокими художественными достоинствами, иногда аллегорическим, по чаще символическим содержанием. Книжный знак этой эпохи отличают миниатюризации, грациозность, надуманная асимметричность, декоративная орнаментальная динамичность.

Несмотря на многообразие трактовок, рокайльный экслибрис имеет единую композиционную основу. Это виньетка в виде текучей рамки, щедро уснащенной раковинами, заполненной геральдической атрибутикой в единстве с сюжетными изображениями романтического, пасторального, игривого характера. Польский король Август III заказывает книжный знак для своей библиотеки в Дрездене, славившемся рокайльными графиками. В композиции его экслибриса непременные атрибуты королевской геральдики, но в необычной трактовке — горностаевую мантию теребят амуры, а один из них — внизу — играет королевским скипетром.

Многочисленные тома библиотеки украшены выполненным в стиле рококо топким но гравировке гербовым книжным знаком. В основе рисунка вен зольная форма картуша, криволинейный контур которого в завитках-рокайлях обрамлен тонкими стеблями и оборками из цветов. В поле картуша изображение орла, гербового щита, трех охотничьих рогов. Впоследствии этот лаконичный по композиции книжный знак, очевидно, перестал удовлетворять художника, и оп добавляет к его основанию рокайльную виньетку, явно лишнюю в этом случае, по наделенную популярной формой S-образного завитка.

Последние публикации

Комментарии запрещены.

Живопись
Изучение рококо