Идеалы рококо



Форма овала

Форма овала

В планировочной и объемной: конфигурации дворцовых помещений проявляется тенденция к усилению их пространственной динамичности. Строгости прямоугольных барочных планов, спокойствию круга и устойчивости четырехугольника зодчие рококо стали предпочитать динамику овала и дробную полигональность многогранников, по возможности скругляя и скашивая прямые углы, скрывая их разного рода нишами, капеллами, апсидами, альковами, экседрами. Криволинейный абрис плана не позволял зрителю определить его кульминационные точки, создавал впечатление нерасчлененности, а значит, и пространственной неограниченности и динамичности. Эластичная трактовка плана делала иррациональной композицию интерьера, а смена больших и малых пространств создавала ему пульсирующий ритм. Архитекторы проявляют склонность к усложнению интерьерного пространства, глубинному его развитию, к усилению пластики, разнообразию архитектурных деталей.

Форма овала, особенно характерная для стиля рококо, вызывала ощущение зыбкой неустойчивости, динамичности, неопределенности реальной конфигурации за счет постоянно меняющегося ракурса в процессе движения. Центральным ядром дворца Сап-Суси являлся овальный Мраморный зал. Подобной формы план имеет зал рокайльного дворца в Дортмунде (ФРГ). Перед дворцами проектируются и овальные площади (Королевский замок в Варшаве) 63. Впервые прием расположения на оси дворца овального зала был разработан в проекте дворца Сулковских в Дрездене (архит. И. К. Киоффель, 1735). Эпицентром анфилад помещений в проекте дворца в Рогалике   (около 1760-1765, ПНР)  также являлся опальный зал. Первая реализация овального зала в архитектуре Белоруссии осуществлена в гродненском Новом замке в 171)4-1751 гг. дрезденским архитектором К. Ф. Пёппельманом. В экстерьере здания объем зала выступает со стороны дворового фасада округлым эркером. Абрис в виде замкнуто выпуклой кривой использован в обрисовке центрального вестибюля и зала, а также ряда соседних помещений дворца А. Тизентауза в Гродно. Овальную форму имели центральные залы дворцов в Несвиже, Пинскс, Кричеве, усадебного дома в Станиславово. Угловые алькожи усадьбы Понемунь плавно округлялись по форме овала. В эскизе проекта дворца в Святске архитектор из Вероны Дж. Сакко намечает овальную форму центрального зала. Однако в процессе строительства архитектор, стоящий па самом рубеже смены рококо классицизмом, стремится к центричности формы зала и поэтому его близкую к квадрату форму смягчает небольшими округлениями углов. Через столетие в период кризиса классицизма архитекторы в поисках новых, неординарных планировочных решений обратятся к этой оригинальной конфигурации рокайльного зала.

Культивируемая в рокайльной архитектуре форма овала нередко используется в обрисовке наружных и внутренних лестниц. Во дворце А. Тизепгауза и Новом замке в Гродно лестницы, согласно новым вкусам эпохи, настроены па сочетании кривых и прямых линий.

Если в наружной сдержанной по декору и пластике архитектуре белорусских дворцов черты рококо прослеживаются лишь фрагментарно, то насыщенная, доведенная до предела утонченности декоративная отделка интерьеров во всей шпроте представляет возможности этого стиля со всеми атрибутами его великолепия. Происходит полное перерождение барочного интерьера. Именно здесь использовано все богатство пластико-декоративных средств: обилие лепнины и позолоты, объемная скульптура, извивы деревяшки накладной резьбы роспись плафонов и узоры паркетных полов, голуби в сетях и клетках, амуры с колчанами стрел, зеркала, картуши, вейки и букеты, масса оптических и иллюзорных эффектов. Наиболее высокий уровень архитектурно-художественного и декоративного синтеза был ДО стихнут в трактовке концертной комнаты дворца Сан-Суси. Этот шедевр немецкого рококо был вожделенным идеалом всех европейских архитекторов, достичь который удавалось лишь единицам.

Относительно дворцов России А. Бенуа указывает: «Если роскошь дворца и высшего сословии при Петре и не достигла той сказочности, которой достигла она при Клизавете и Екатерине II, то все же к концу 1720-х годов она мало чем отличалась or самых пышных современных дворцов Пруссии, Нидерландов и Скандинавии».

Основная отличительная черта рокайльного интерьера — атектоничность. На пути к ее визуальной имитации мастера рококо прежде всего отказываются от ордера, а вместо с ним и от тектонической характеристики внутренней архитектуры здания. В пей не встречаются привычные колонны и пилястры, антаблементы и фронтоны, градации ограждающих стен, перекрытий и пола. В рокайльном интерьере не ощущаются ни масса, ни плоскость, ни стена, ни потолок, так как благодаря арабесковому, пламенеющему золоченому орнаменту они предстают условиями ширмами, за которыми должны раскрыться последующие замысловато орнаментированные кулисы. Отношение между стопой и перекрытием основано на неуловимом динамичном слиянии, мягких переходах посредством пластичных падуг, орнаментальных «заплывов» и извивов, перебегающих со стены па плафон, иллюзорном растворении границ ограждения и покрытия. Зал капеллы Нового замка в Гродно перекрыт «палаткой» — зеркальным сводом па падугах.

Последние публикации

Комментарии запрещены.

Живопись
Изучение рококо