Идеалы рококо



Профессиональные художники

Профессиональные художники

Разработанные средневековыми теологами типологические циклы в рокайльный живописи и скульптуре получают мирскую, а чаще чисто светскую трактовку. Идейно-художественной основой становится чувственное восприятие мира. В иконографию, в библейские образы и сюжеты проникает многообразие земных человеческих страстен и эмоций. Из библии отбираются сюжеты, способные развлечь, заинтересовать зрителя, создать красочную, декоративную, наполненную динамикой композицию. Художники отказываются от откровенно чистого цвета, тяготеют к изящному пастельному колориту, просветленной палитре, отдавая предпочтение нежным, пепельным полутонам.

Пухлые руки, их «театральное» положение, да и сама доходящая до сентиментальности чувственность, взяты из светской живописи этого времени. Святая чем-то напоминает героиню пасторали. Складки ниспадающих одежд приподняты порывом ветра. Единствен ной зыбкой опорой фигуры являются рокайльный словно буран, летящий к ее ногам картуш и скрытое за ним попранное тело сатаны. Если же обратиться к внутренней, духовной трактовке образа, то мы не найдем в нем бурной барочной драматичной патетики, безутешного страдания и горя, глубины страсти. Это душевно расслабленная женщина, характеристика  мелодраматическая и элегическая светскость.

Обрамление религиозной картины гирляндой овальных в рокайльных завитках медальонов с картупгами или изгибающейся лентой в основании — канон в рокайльной культовой иконографии. Гравюра середины XVIII в. изображает известную икону матери божьей Остробрамской в ореоле округлых, пластичных, богато орнаментированных S-образными завитками медальонов.

Икона из Петропавловского костела в Логншине переполнена игривой веселостью путти, кутерьмой пухлых розовых ангелочков, увлеченных игрой цветами и драпировками. Подобным «ангельским» стаффажем, который попутно служит и основанном центральной фигуры, наделена икона из церкви Параскевы Пятницы в Збирогах. И мадонны, и копошащиеся у их ног миловидные, пухлые ангелочки — все улыбаются и шутят, беззаботно играют, не имея никакого понятия о злой судьбе и несчастьях. Подобные игривые иконографические композиции выполнены с большой долей сентиментальности. Следуя направлению светской живописи, местные художники создают ряд картин, сюжеты которых напоминают акты но евангельских трагедий, а сентиментальных мелодрам, разыгрываемых на земле и па небесных подмостках.

Профессиональные художники выполняли преимущественно заказы церковной верхушки для крупных монастырей глубине же страны, в деревнях и местечках, предметы культовой утвари создавались местными мастерами-самоучками. Картину-икону «Великомученица Параскева» для Троицкой церкви в Пездеже местные авторы подписывают «Вась с отцом и брат». Вместо профессиональной отточенности в произведении ощутима некоторая неловкость и неуверенность творящей руки, явно мало тренированной на тонкостях совершенной профессиональной живописи, затейливого рокального узора. В основе художественной трактовки этих произведений — широкое и активное взаимодействие профессионального и народного начал. Художники из народа создают в своих картинах совершенно иной орнаментально-образный мир. Они используют достижения рококо и одновременно реализуют народную фантазию и узорочье, самостоятельность и остроту видения и ощущений. Осваивая находки и открытия нового искусства, сообразуясь со своим вкусом и мировоззрением, они творили несколько наивное и проще, НО в полном соответствии с утвердившимся художественно-стилевым кредо рококо.

В XVIII в. икона или религиозная картина оставалась центром и украшением алтаря, иконостаса или «красного угла» в доме. Художники-иконописцы главную свою цель видели в достижении декоративной насыщенности и привлекательности всего произведения и целом.

Искусство рококо в своем рафинированном виде не успело глубоко проникнуть в толщу народной культуры. Мастера из народа в отличие от профессиональных художников с большой щедростью стремятся  заполнить орнаментом  каждый сантиметр чеканного оклада, следуя при этом извечной тенденции народного искусства к орнаментально-декоративному богатству.  Местное происхождение чеканки выдают не профессиональность рисунка, большая степень обобщения и стилизации орнаментальных завитков. Освоив арсенал рокайльных декоративных мотивов, художники не ушли от сильного влияния барочных декоративных  принципов.   В результате их произведения с плотно насыщенным кружевом листвы наделены несколько тяжеловесными орнаментальными композициями. Эта преданность старым, условным канонам и формам, иной раз доходящая до чрезмерного излишества, массивность всего иконографического сочинения долгое время не позволяли народным мастерам достичь профессиональной легкости и изящества рокайльной орнаментальной композиции.

Замечательным искусством чеканки отличается серебряный оклад иконы «Св. Мария» из костела кармелитов в Глубоком, датируемой 1738 г. Чеканное обрамление живописных ликов, называемое у иконописцев светом, выполнено в насыщенном орнаментальном рока ильном узоре с некоторой многоречивостью и излишеством подробностей. Высокое искусство художественной чеканки проявилось и оформлении окладов многочисленных евангелий. Редкий из храмов не имел этой книги, оформленной, как и многие иконы, художественными чеканными окладами не только орнаментального, но и сюжетного характера. Художественная трактовка старопечатных евангелий середины XVIII в. в белорусских церквах и костелах идентична окладам евангелий елизаветинского времени в России, в декор которых лишь в большей степени внедрялось искусство финифти. Бархат книжного переплета украшен пятью приподнятыми от обложки чеканными миниатюрными угловыми накладками с изображением евангелистов с символами и «средником» — медальоном с изображением распятия с предстоящими. Аналогично трактован оклад евангелия из фондов Брестского областного краеведческого музея: по чеканному листу вьются орнаментальные побеги, в которые вплетены рокайли. Высокий рельеф безукоризненно и тщательно исполненного орнамента и угловых накладок создаст не только орнаментальное изобилие, но и богатство светотеневых эффектов и рефлексов. Рокайльные контуры имеют высокие угловые накладки. Их чеканные рельефы изображают евангелистов в общепринятой иконографии: Иоанн с орлом, Матфей с ангелом, Марк со львом, Лука с тельцом. Высокое мастерство автора этого художественного произведения выразилось не только в самой сюжетно-орнаментальной композиции, но и в техническом исполнении.

Основной чертой художественной чеканки стиля рококо в Белоруссии является графичность. Она достигалась не только линеарностью орнаментального рисунка, но и плотным рифлением поверхности металлического листа штрихами или точками.

Чеканной штриховкой усиливались светотеневые и фактурные эффекты. В этом случае мастера чеканки следуют непосредственно произведениям книжной графики, в которой штриховка является основным выразительным средством.

Последние публикации

Комментарии запрещены.

Живопись
Изучение рококо