Идеалы рококо



Трактовка архитектурного образа

Трактовка архитектурного образа

Березвечский храм, возведенный по канонической схеме трехнефной базилики с трансептом и расположенными в нем боковыми часовнями, являлся наиболее совершенной формой ее воплощения, равно как Несвижский и Полоцкий костелы иезуитов. Здание было наделено замечательными архитектурными достоинствами: сложностью ракурса, остротой и живописностью силуэта, выразительностью светотеневых модуляций, пластичностью объемной архитектурной лепки, ясным и энергичным ритмом вертикального движения. Главная фасадная плоскость была фланкирована стройными башнями, тектонически сужающимися кверху и объединенными на уровне первого яруса волнистым антаблементом. Оформление башен причудливыми но форме шлемами, легкими, загнутыми у основания в волюты пилястрами растворяет архитектурные массы. Строительный материал здесь словно размяк и поплыл волнами выгнутых и вогнутых кривых. Здание представляется не сложенным из отдельных частей, а вылитым и вылепленным из некой пластичной массы. Для выражения своего восторга архитектору уже мало отдельных колонн, п он заменяет их парными, сочетающимися с пилястрами. Недостаточно выразительным кажется ему один фронтон, и он нагромождает их один на другой. Впечатление путается н теряется в этих пластичных волнах, сложнейших формах, в системе подымающихся и опускающихся линий, уходящих и надвигающихся плоскостей. Все это вызывает впечатление движения, непрерывного бега линий и потока форм.

Горизонтальная расшивка цокольного яруса с целью подчеркнуть вертикальное движение верхней плоскости фасада использована в архитектуре костелов базисная в Толочине (1709-1779), иезуитов в Пинске (середина XVIII в.), Георгиевского в Ворнянах (1767-1769). Свидетельством общих композиционных приемов в архитектуре европейских завершающего этапа барокко являются подиумы Андреевской церкви в Киеве (1747 -1748) и собора Смольного монастыря в Петербурге (1748-1704). Они отличаются упрощенной архитектурно-художествен нон трактовкой, но лишь потому, чтобы контрастно подчеркнуть своей массивностью легкость, воздушность и ажурность верхнего сооружения. Преобладание в нижнем ярусе здания горизонтального Движения с целью подчеркнуть развитый вертикальный ритм верхней части, ее атектоническую облегченность использовано и в архиепископской дворце на Градчанах в Праге (1767).

Рокайльный фасад Березвечского костела выступает вогнуто-выпуклой архитектурной плоскостью с динамичным ритмом пульсирующих пластических акцентов, обильными раскреповками горизонтальных профилей. Волнистость фасада, покрытого словно волнами пустынных дюн, ассоциируется с С-образным рокайльный орнаментом произведений декоративно-прикладного искусства. Легкая, живая и многоплановая трактовка лицевой плоскости здания отличает его от пластичных, но укрупненных, приземистых и зачастую шаблонных барочных композиций. Идея создания волнистого вогнуто-выпуклого фасада исходит из архитектуры Австрии и Чехии.

Силуэт здания Березвечского костела обогащен фигурными щитами, завершающими главный фасад и торцы трансепта. Расположенные на одном уровне, они вместе с криволинейными крепованными антаблементами создают декоративно-пластический ореол, живописный текучий силуэт. Архитектура насыщена лепниной и креповкамп, пилястрами и полуколоннами, высокими и узкими арочными нишами, волнистыми карнизами и завитками волют, рустикой и орнаментальными капителями. Принцип динамичной жизни архитектурных форм достигает своего высшего выражения в приеме раскреповок, многогранном дроблении антаблемента и прихотливо изгибающегося карниза. Этот же принцип походит свою реализацию в групповых пилястрах, когда они получают по сторонам еще полу пилястры. В тектонике вертикально устремленной пластины главного фасада господствует напряженная динамика, выраженная энергичными движениями угловых выступов и ордерных устоев, как бы вытесненных наружу внутренним напряжением конструкции. И результате фасадная плоскость предстает в мощном порыве застывшей на какие-то мгновение внутренне напряженной массы, готовой при первом желании архитектора к дальнейшему развитию. Период асимметрии и динамичности в архитектуре рококо сменился уравновешенностью и величавым спокойствием классицизма.

Выразительно и впечатляюще рококо воплотилось в живописной, пластичной и динамичной архитектуре Софийского собора и костела иезуитов в Полоцке. Расположенная высоко над рекой, Полоцкая София как бы вырастает из берегового ландшафта, композиционно связывая историческую застройку древнего города с пространством реки, с ее живописными берегами и заречной застройкой. Уже в стадии строительства архитектура костела произвела впечатление на католические ордена. Перенимая богатые архитектурные традиции, закупив и использовав строительный материал «славного города Полоцка», подобный костел возводят в Илукище па Литве (1747)12. Лекальный кирпич еще для одного костела в Вильно И. К. Глаубиц заказывает па предприятии Бржостовского в Михалишках.

Архитектура двух крупнейших храмов в Березвечье и Полоцке, а также костелов Катрины в Вильно, Иоанна Крестителя в Столовичах, доминиканцев в Забялах-Нолынцах, дворца и Струни, интерьера косима бернардинок в Слониме, костелов кармелитов в Мстиславле и Могилеве дает возможность охарактеризовать творчество И. К. Глаубица как крупнейшего представителя рококо Белоруссии.

Строительный материал используется лишь постольку, поскольку его не избежать. Это было художественной игрой в декоративность. И если основывать стиль па новизне конструктивных решений, то не следует упускать из виду, что барокко также не привнесло после ренессанса новых конструктивных решений, а, наоборот, варьировало уже известные арки, те же своды и даже готические контрфорсы. Следовательно, в данном случае рассмотрение строительных конструкций не является критерием оценки стиля. Более того, в барокко культивировалась циркульная арка, рококо же ввело в обиход уплощенную эллиптическую арку, а порой и искусственно разбивало ее на ряд вогнуто-выпуклых кривых, всячески отказываясь от ее тектонической циркульной формы. Межнефная аркатура Софийского собора в Полоцке имеет сложной кривизны рисунок с вогнуто-выпуклыми линиями. Эта чисто рокайльная, совершенно новая форма арки использована в обрисовке ниш второго яруса костела кармелитов в Глубоком. И если циркульная арка логически воспринимается нагруженной и «работающей», то арка рококо с ее свисающими криволинейными элементами, двоякой кривизной никак не отражает «работу» конструкции, а скорее предстает подвешенной тканью, драпировкой, ничего не несущим балдахином. Ни один зодчий какую эпоху не мог предложить в качестве формы пролета моста или акведука свисающий занавес, как это сделал: В. В. Растрелли в своем проекте акведука через Фонтанку в Летнем саду в Петербурге в 1748 г.

С мнением И. Э. Грабаря нельзя согласиться и по поводу того, что стиль, когда «из декорации хотел превращаться в архитектуру, то неизменно терпел фиаско…» Как и любой стиль, рококо выносило в экстерьер сооружений элементы из интерьерного декора, но не возводило это в самоцель и единственное средство создания архитектурного образа. Здесь стиль нашел свои не только совершенно оригинальные декоративные формы, по и отмеченные выше чисто архитектурные средства и возможности. Лепные орнаментальные композиции, картуши, рокайли асимметрично и живописно расположены на главном фасаде и щипце преобитерия костела Катрииы в Вильно.

Последние публикации

Комментарии запрещены.

Живопись
Изучение рококо