Идеалы рококо



Художественный анализ

Художественный анализ

Навес над кафедрой Преображенского костела трактован динамично-выгнутым, многократно крепованным антаблементом со свисающими ламбрекенами. Движения персонажей этой завершающей скульптурной композиции органично вливаются в клубящуюся и кипящую пену облаков, выполненных в плоском рельефе. С балдахина свисают орнаментальные кружева с бахромой и кистями. На плоскости перекрытия амвона изображен голубь. Заплечник амвона решен в виде легкой панели с тонким золочением, как бы растекающимся рисунком. Но сторонам панели заметались драпировки, исполненные с иллюзионистическим правдоподобием решении этого замечательного архитектурно-декоративного произведения очень ощутима разница между барочными, реально покоящимися на опоре конструкциями и фигурными композициями рококо, не имеющими под собой визуально читаемого основания, а парящими в открытом интерьерном космосе. Это высокохудожественное произведение характеризуется утонченностью и изысканностью средств скульптурно-орнаментальной экспрессии, а также страстным стремлением к привлекательности и легкости.

Рокайльные панели на ее гранях заполнены лепными композициями на евангельские сюжеты. Трибуну оживляют изображения дельфина, морского льва, орла в окружении пены завитков и рокайлей. Посредством уплощенной рокайльной панели кафедра объединена с балдахином, завершенным экспрессивной динамично-напряженной скульптурной композицией с изображением осеняющей крестом храм фигуры святой в трепещущих одеждах и застывших в экстазе путти. Миловидность скульптурного типажа, энергия формы и живость НОВЫ утверждают господство рокайльного художественного метода. Рокайльная трактовка амвона заключается и в богатстве декора, превышенной нарядности, мягкости цветовых переходов.

Кафедра костела Успения богородицы в Дятлово на северо-западной стене нефа декорирована стукковой орнаментальной лепниной, в основе которой мотив вьющегося акантового листа, геральдические изображения, символическая атрибутика евангелистов с обязательным присутствием ангелов, изображениями льва, тельца, орла. Над амвоном повисает пластичный лепной балдахин, увенчанный скульптурной композицией с восседающим ангелом. Стукковый амвон раскрывается из монолитной стены, словно штора алькова. Только архитектор рококо мог прервать эту мощную стену, разрушить ее конструктивный смысл путем плавного иллюзорного перехода в легкий, поднятый па шнурах занавес. Подобные амвоны с золочеными рокайльными панелями в балдахином создает И. К. Глаубиц в Спасской церкви в Могилеве и костеле Иоанна Крестителя в Столовичах. В своем ажурном, изысканно-декоративном оформлении дошел до нас в полуразрушенном состоянии «драпированный» амвон костела кармелитов в Мстиславле. Важным художественно-декоративным акцентом интерьера Софийского собора в Полоцке также является пластичный амвон. Он решен в пастельной, приглушенной, теплой цветовой гамме (сочетание розового, светло-голубого цвета и позолоты). Кафедра амвона решена в форме распускающегося тюльпана с нависающим над ним вогнуто-выпуклым шатром балдахина, в завершении которого в клубящихся облаках помещена сфера с ангелом. В орнаментике обильной рокайльной лепнины невозможно обнаружить повторяющиеся формы, липни, элементы.

Художественный анализ амвонов костелов Крестовоздвиженского в Лиде и кармелитов в Глубоком свидетельствует об их принадлежности одному мастеру. Грани кафедр покрыты кованой трельяжной сеткой с орнаментальным ажуром, накладными картушами и цветками. Над ними консольно нависают легкие, «словно из матерчатой кисеи, балдахины с мягкой линией тонко профилированного обрамления. Под общими орнамент «сеточка», легко и изящно сочетающийся со стелющимся рокайльным декором и с коваными цветками, использован в ограде алтарной части костела кармелитов в Мстиславле.

Подобный орнаментальный рисунок являлся всеобщим. В неизменном виде он встречается во всех жанрах декоративно-прикладного искусства как в Белоруссии, так и в соседних странах. В частности, трельяжная сетка с четырехлистными цветками в узловых точках использовалась в росписи французского фарфора.

Экспозицию рокайльных амвонов можно расширить рядом образцов из костелов базилиан в Борупах, бернардинцев в Друе, богоматери в Шеметово. Всем им присущи прихотливая изысканность свободно колеблющихся линий, дробность орнаментального рисунка, широкое развитие художественно-декоративного начала. Аналогичную «одутловатую» форму имеет Троицкой церкви в Лиепае в Латвии (архит. В. В. Растрелли, 1760-е годы), покрытый рокайльными ленными панелями и украшенный ламбрекенами. Художествен ностиловая общность позволяет поставить в ряд названных памятников и кафедру доминиканского костела во Львове.

Последние публикации

Комментарии запрещены.

Живопись
Изучение рококо