Идеалы рококо



Женская красота

Женская красота

Как уже отмечалось, платье аристократов шилось из дорогих тканей: бархата, шелка, парчи, тонкого сукна. В XVIII в. местные ткацкие мануфактуры еще не могли удовлетворить широкий спрос на изысканные ткани. Поэтому магнаты и богатая шляхта пользовались импортной тканью, производимой во Франции, Италии и Англии. Ткань подлежала декоративной вышивке преимущественно золотой и серебряной нитью, оформлению галунами, что делалось уже местными мастерами. При единстве кроя платье варьировалось в зависимости от назначения и социальной принадлежности владельца. Обязательным атрибутом нового мужского дворянского костюма становится шпага, которую цепляли па портупею, а эфес пропускали сквозь разрез кафтана с левой стороны.

Утонченной изысканностью, деликатностью и вместе с тем пышностью, а иногда кокетливой небрежностью отличались туалеты высокопоставленных дам, занятых разве только своей внешностью, амурами, преданных праздности и роскоши. В этот париковый век складывается определенное понятие женской красоты с ее жеманной грацией, мушками и фижмами, пудрой и драгоценностями. Женская красота — красота мотылька и орхидеи, что гибко и податливо, прозрачно и нежно — вот кредо рокайльного искусства. В дамских нарядах утвердилась тенденция к подчеркиванию женственной хрупкости, изнеженности как выразительности праздности. Тонкость и стройность талии с помощью корсажа-корсета, шнуровки и металлического обруча доводилась до продела женской конструкции. Пышность и утрированная округлость бедер усиливались юбками, разбухшими от фижм и кринолинов, подвесных «корзинок». Пышность модеста (верхнего платья) и нижнего фрипона обеспечивалась использованием накрахмаленных и простроченных нижних юбок. Каркасом (папье) пышного парадного платья служила нижняя круглая по форме юбка па китовом усе, тростниковом или ивовом пруте. Сами названия юбок, согласно законам галантности и выработанного особо вычурного языка, получили довольно жеманные названия: «модест» — скромная, «фрипоп» — шаловливая, «сецет» — тайная. Модесты и фриноны обильно расшивались по подолу и краям. Постоянно варьируемая в архитектуре рококо форма овала и эллипса не минула и конфигурации женского платья. Подобные очертания оно приобретает к 1730-м годам — периоду наивысшего расцвета искусства рококо. Подобная причудливая конфигурация платья великолепно гармонировала с округлыми, текучими линиями интерьера и всех предметов, его населяющих.

В музеях Белоруссии не сохранилось женского платья тех времен. Поэтому о нем можно судить лишь но письменным источникам и картинам художников. Дамы в папье изображены среди великосветской несвижской публики на гравюре М. С. Л. Жуковского, изображающей представление «Блистательных любовников» Мольера. Корсаж подобных платьев имел квадратное декольте-каре, отороченное кружевами. Короткий до локтя рукав завершался пышными воланами из тех же кружев. Корсаж украшался многочисленными бантами, «лестницей» располагавшимися на груди, букетами искусственных цветов, богатейшей вышивкой. В отделке женских платьев, в которых дамы напоминали кокетливых кукол, применялись всевозможные драгоценности (ожерелья, браслеты, кольца, золотые часы, фарфоровые цветы) и стеклярус. Драгоценностями украшали и мужские жюстокеры. Особой роскошью отличались гардеробы графа С. Г. Ворича и кпязя Г. А. Потемкина. Вот описание костюма Г. А. Потемкина во время ноявления его в собственном крепостном театре в Кричеве: в «…алом фраке и епанче из черных кружев, всюду, где только на мужском одеянии можно было употребить бриллианты, они блистали, а шляпа его была оными столь обремлепа, что трудно стало ему держать оную в руке, так что один из адъютантов его должен был его шляпу за ним носить».

Практически же в салопах дворцов Великого княжества Литовского шляхта еще донашивала свой традиционный костюм. И только в середине XVIII в. в женском наряде входит в моду широкая туго перетянутая в поясе надутая юбка. В сочетании с узким лифом и короткими рукавами она создавала возведенный в светский канон силуэт.

Мода требовала от женщины легкой «менуэтной» походки, для которой как нельзя лучше подходили туфли на высоком каблуке. Последние изготовлялись из того же материала, что и платья: парчи, шелка, бархата. Верх туфель украшался пышными бантами, лентами, цветной и узорчатой строчкой, вышивался золотом, серебром, блестками, а в отдельных случаях и драгоценными камнями.

Важное значение в наружности великосветских модниц придавалось экстравагантности причесок, также подверженных гипнотизму манерной моды. Напудренные, уложенные в высокие башнеобразные композиции прически увеличивали рост, выделяли лицо, подчеркивали миниатюрность и утонченность, нежность и привлекательность его овала. Период рококо — время длинных мужских париков с буклями и кос. В XVIII в. ношение пудреных париков в известной мере уравнивало публику рокайльных салонов как в возрасте, так и во внешности.

В середине XVIII в. в Белоруссию проникает музыкальный театр, появляются первые любительские светские коллективы. Театр становится заметным компонентом светской жизни. Участие дворян-любителей в балетах и операх потребовало изучения танцев, обучения хореографии и хорошим манерам. Впервые в куртуазный кодекс шляхтянок проникают новые поклоны книксен и реверанс, женщины стремятся выработать новую походку, столь необходимую для правильного ношения «панье». Молодые люди зачитываются проникшими из-за границы трактатами о правилах ведения великосветских бесед и хороших манерах. Как мода в одежде и убранстве интерьера, так и сам стиль жизни и мировоззренческий канон рококо культивировали отныне изысканность языка, столь необходимого для аристократического салона, театральность этикета. С утверждением «галантного стиля» в поведении и речи появилось обращение на «вы», чем подчеркивалась многозначительность персоны. Отныне многие представители шляхты стремятся к утонченности в беседе, в поведении и общении. Как режиссер в театре рококо требовал от актеров изящных телодвижений и изысканных манер, так и светский этикет обязывал к определенной театрализации быта. В светском обхождении, манере поведения вырабатывается целая система жестов, культивируется тонко разработанный и многозначный язык чувств и переживаний.

В обществе немаловажным средством условного языка галантного общения являлись веера, изготовляемые из самых различных материалов: шелка, слоновой кости, пергамента, сандалового дерева, панциря черепахи. Их разрисовывали темперой и акварелью, золотили основу, инкрустировали драгоценными материалами, украшали увеличительными стеклами. В эпоху рококо был разработай целый лексикон чувственных высказываний при помощи веера: знаков ревности, любви, презрении и т. д. Для этого достаточно было характерного жеста веером. Образный язык веерных жестов даже получил свое название «язык маханий». Одновременно веер в руках дамы давал ей возможность продемонстрировать красоту руки, нанизанные па се пальцы драгоценности. Роль выразительного «говорящего» атрибута великосветского наряда у мужчин отчасти заменял лорнет.

Последние публикации

Комментарии запрещены.

Живопись
Изучение рококо