Идеалы рококо



Атрибуты убранства дворцового интерьера

Атрибуты убранства дворцового интерьера

В убранстве рокайльного интерьера, в придании ему великолепия и роскоши в вечернее время возрастает роль осветительных приборов. На Налибокской мануфактуре кроме парадной посуды изготавливались рокайльные бронзовые подсвечники, нарядные жирандоли, бра. Экспрессия, «орнаментальный буш», активное сплетение витиеватых вычурных линий господствуют в их художественной форме. Люстры сохраняют традиционную грушевидную форму с хрустальным убором на утонченном бронзовом остове в виде причудливой ветви. Главная люстра Слонимского театра М. К. Огинского, реставрированная в 1788 г., имела ярко выраженный рокайльный характер.

Слонимская люстра включала также дубовые листья, рокайльные веера, завитки, языки пламени, мелкие хрустальные зразы. Отражаясь в многочисленных гранях подвесок, в золоченой бронзе арматуры, пламя свечей разлагалось на каскад бликов и сияний, пополняя залы эффектной игрой света и тени, ярких пятен и полутопов. Образцом художественного литья можно назвать бронзовый капделибр на экспозиции Государственного музея БССР.

Высоки художественные качества подсвечника, особенно асимметричная уравновешенность и стройность его композиции. Орнаментально-декоративная трактовка элементов осветительной арматуры органично сочеталась с общим характером художественно-стилевой отделки дворцового интерьера.

Особое значение среди всего многообразия предметов внутреннего убранства дворцовых интерьеров XVIII в. приобретают вошедшие в моду часы не только как хронометры времени, но и как модная новинка, в некотором смысле философский экспонат интерьерного «музея». Они решаются и оформляются как подлинные предметы декоративно прикладного искусства. Часы в это время были исключительно заграничного производства — из Парижа, Берлина, Лондона. Особенно высоким искусством художественной отделки отличались часы французской мастерской Буля.

Французскими часами художественной работы были украшены интерьеры усадьбы Симфани, дворца Я. К. Браницкого в Белостоке. В пределах Речи Посполитой часовое производство было налажено в Гданьске. В Белоруссии производство часов не получило распространения. Созданная в 1784 г. в Дубровно на Витебщипе часовая фабрика школа просуществовала девять лет и была переведена в Московскую губернию.

Искусство часов достигло расцвета в царствование Людовика XV, тогда же распространилась их модная форма, так называемая «голова куклы». Среди персонажей мелкой пластики, обязательно присутствующих на постаментах часов, популярными в XVIII в. были пастухи и пастушки в жанровых пасторальных сценках, символические фигуры, олицетворяющие победу Любви над Временем, неустойчивость и скоротечность которого скептически презирались в ту эпоху.

Широкое хождение получили часы с изображением утеса на рокайльных изогнутых опорах, с обильным декором из венков, среди которых естествен по и легко размещались фигурки купидонов, путти, влюбленных.

Часы являлись прежде всего диковинными предметами роскоши. Иметь один часы считалось недостойным. Дамы же устраивали их в прически, буфы платьев, нагрудные кулоны и колье. Часы — еще одна игрушка незанятого внимания аристократии. Пренебрежение ко времени в ту эпоху вызывало у определенной части аристократического общества и протест против выставления часов напоказ.

В Белоруссии рокайльные часы саксонского фарфора представлены в экспозиции Брестского областного краеведческого музея и Гродненского историко-археологического заповедника. Их сюжетная тематика основана на копошащихся в изобилии цветочного антуража путти, исполненных с веселой грацией рококо. Эти хронометры эпохи отличает высокое искусство исполнения, изобличающее первоклассных мастеров, оставивших нам для восхищения неповторимые шедевры. Индивидуальность этим предметам домашнего обихода придавало богатство прихотливых форм, неисчерпаемость композиционных модуляций. Художественный стиль рококо здесь безукоризненно изящен, кристаллическим ясен и впечатляющ. Вместо с тем в трактовке часов из этих музее дрезденские мастера позволяют себе повторяться, используя с самой малой модуляцией одну и ту же пирамидальную композицию с ангелочками, что в общем-то было крайне не свойственно рококо, не дававшего двух одинаковых вещей.

Создавая рокайльные часы, мастера декоративно-прикладного искусства находились в постоянном поиске необычного, диковинного, неожиданного.

В каждых часах художником найдена «изюминка», не оставляющая равнодушным любого, даже самого избалованного зрителя. Часы во дворце Браппцкого в Белостоке удивляли не одно поколение его посетителей. Одни были выполнены в виде ажурной бронзовой клетки с миниатюрными картинками-медальонами, эмалевыми цветами, в середине которой помещались куранты, фигурки канареек, голосами которых оповещалось время. Другие — в виде фаэтона, запряженного львами, управляемыми амурами. Большое количество часов во дворце вынудило Браницкого держать при дворе «зегармайстра» К. К. Крейгера. Чрезвычайно были распространены каминные часы пандюли. Остается невыясненным, насколько широко употреблялись в дворцах Белоруссии напольные часы, многообразные образцы которых были разработаны в дрезденском мебельном производстве. Но сохранилось подобных часов и в музеях Белоруссии.

Последние публикации

Комментарии запрещены.

Живопись
Изучение рококо