Идеалы рококо



Искусство рококо в культовой архитектуре

Искусство рококо в культовой архитектуре

Более значительно и несомо, чем и дворцах магнатов, стиль рококо проявило в культовой архитектуре Белоруссии. Ее сохранившиеся памятники позволяют раскрыть аспекты искусства рококо, ускользающие от исследователей в произведениях дворцово-усадебного строительства, Полностью почти не сохранившихся или значительно видоизмененных. В отличие от других жанров искусства культовая архитектура суммировала духовные и эстетические ценности эпохи в их максимально абстрагированном виде, отбрасывая все мелочи и частности общественного бытия. Однако ряд исследователей рубежа XIX-XX вв., относя стиль лишь к дворцовым салопам, не смогли увидеть его проявлений в мощной культовой архитектуре. Ее памятники мы рассматриваем как историко-культурные феномены, как целостные художественные организмы.

Потрясенная влиянием реформационного движения в XVI в. католическая церковь в контр реформационном стремлении восстановить былое могущество прилагает все усилия к возрождению утраченных позиций. Чтобы создать непререкаемый авторитет, окружить себя ореолом могущества и роскоши, подобно обособившейся аристократии, церковь не жалела средств. Б ее распоряжении оказались колоссальные землевладения и финансы. Именно костел достигает монопольного господства в многонациональной и полирелигиозной ранее Речи Посполитой. Эта расточительность и роскошь кажутся особенно поразительными и невероятными на фоне общенародного бедственного разорения, тяжелых, переживаемых страной экономических потрясений. С утверждением абсолютизма в России в первой половине XVIII в. изменилось положение и русской православной церкви. Ограниченная в землепользовании, она все более превращалась в орудие светской власти.

Обретение костелом монополии в религиозной жизни страны повлекло за собой изменение художественных потребностей и запросов. Пуританство и сдержанность культовой атрибутики времен Коптрреформаци уступили место триумфальному декоративизму, пышности и богатству. Церковь оперативно использовала удивительно впечатляющее, высокохудожественное и в некотором отношении фантастическое искусство рококо. Ее побуждала к этому необходимость укрепления своей теологии, для чего потребовались новые поражающие воображение верующих высокохудожественные формы. Церковнослужители во все времена рассматривали эмоциональную силу искусства как средство для утверждения в человеке убеждения в существовании сверхъестественного, веры в божественное начало мироздания. Пристрастные церковные заказчики использовали наиболее сильные методы воздействия на религиозное чувство верующих. Искусство сдержанного барокко, умеренность его форм перестали удовлетворять запросы и цели церковников. Орден бернардинцев, веками следовавший наставлениям своего основателя св. Бернара Клеревского — сурового пуританина, противника зрелищности в искусстве, щедро уснащает свои храмы в Гродно резьбой и позолотой.

Он стремится придать им блеск и репрезентативность, выказать в архитектуре показную и не удержную роскошь. Церковники порабощали своих поломников уже не только отпущением грехов. Их приманкой становится зрелищность, возможность верующего созерцать все великолепие и «божественную» красоту храма и этим убеждаться во всесилии Вседержителя. «Церковь,- писал А. В. Луначарский,- приспособляла искусство к своим целям, вкладывала в него определенное содержание, которое могло магически действовать на воображение масс». Для привлечения верующих в лоно католической церкви использовался и жизнеутверждающий оптимизм нового искусства. Динамичная архитектура, ее насыщенное декоративное убранство, экспрессивная скульптура и чарующая живопись объединяются с целью поддержать религиозный экстаз молящихся.

Церковь не могла не считаться с бурным всплеском светского рокайльного искусства, так как утратила в жизни аристократического общества свою средневековую диктатуру. Она уже не имела той беспрекословной духовной власти, как раньше, поэтому стала более терпимой к атеистическим тенденциям аристократического мировоззрения, не требовала столь непреклонного и жесткого следования религиозным канонам бытия. Что значило уже одно то, что стало необязательным посещение церкви. Конечно, эта снисходительность к религиозному скепсису допускалась лишь но отношению к господствующему классу, к которому церковные князья относили и себя. В отношении же простого народа церковь не ослабляла своих пут, а еще изощреннее окутывала его религиозным туманом. Содействовать духовному порабощению народа было приспособлено искусство рококо. В результате освоения церковью ценностей светского искусства происходит процесс «обмирщения» его сакральной ветви, сближения архитектуры и всех ее атрибутов с искусством аристократических резиденций. В свою очередь магнаты и состоятельная шлихта стремились рассматривать красоту костельных сооружении на к часть своих дворцово-парковых резиденций, которая могла служить и целям представительности. В атом была некая социальная согласованность, преследующая цельно только идеологического закрепощения низов общества, но и концентрации красоты культового и светского архитектурно-художественного творчества, превращения его в единый репрезентативный конгломерат, чтобы отметить тем самым не только свое господство, по и союз с церковью, идущей навстречу вкусам аристократии и беспрекословно выполняющей ее социальный заказ — духовное порабощение простого народа.

Церковь в Белоруссии даже стимулировала развитие нового художественного течения, призывая его содействовать дальнейшему утверждению католической религии в Белоруссии. Свидетельством несомненного прогресса строительной технологии является относительное возрастание темпов возведения крупных архитектурных сооружений. По в основном реализация стиля рококо в культовом строительстве была связана с реконструкцией уже существующих построек. Наиболее яркий представитель искусства рококо в Белоруссии И. К. Глаубиц в короткий срок «одевает» средневековые костелы в Столовичах, Полоцке, Вильно в новый рокайльный наряд. Строительство существующего костела Иоанна Крестителя в Столовичах было начато около 1740 г. владельцем местечка М. Домбровскнм. Для этого предприятия им был ангажирован архитектор И. Фонтана. После его смерти в 1741 г. строительство костела завершил И. К. Глаубиц, придав ему рокайльный характер. Представление о виде возведенного П. К. Глаубпцем костела дает инвентарь 1741 г., составленный сразу же по окончаний строительства. Костел под высокой черепичной крышей был декорирован рокайльными вазами, главный фасад фланкирован устремленными ввысь башнями, подобно костелу Катрины в Вильно и Софийскому собору в Полоцке. К созданной этим архитектором группе рокайльных костелов следует отмести костел доминиканцев в Забялах- Волынцах (1749-1766).

Именно в Литве и. Белоруссии в первой половине — середине XVIII в. широко начали возводиться и реконструироваться костелы этого стиля, составившие в общеевропейской архитектуре совершенно своеобразную по композиции и декору группу монументальных культовых построек. Сюда относится ряд храмов в Вильно: костелы Йонаса, Катрины, миссионеров, базилиан (ворота, 1761), церковь визиток (окончена в 1751) и др.

Художественно-стилевые изменения при реконструкции ряда рапсе возведенных монументальных культовых построек коснулись лишь главных, лицевых фасадов или их верхних ярусов, за которыми искусно скрывались архаичные, по новым представлениям, барочные объемы. Это был самый легкий путь — не перестраивая здания, придать ему в кратчайшие сроки облик в духе господствующего художественно- эстетического веяния.

Последние публикации

Комментарии запрещены.

Живопись
Изучение рококо