Идеалы рококо



Западноевропейское рококо

Западноевропейское рококо

Западноевропейское рококо подверглось фрагментарному рассмотрению и в трудах ряда советских ученых. Однако сфера его изучения также ограничивалась отдельными жанрами искусства, узкими рамками декоративизма, интерьерной замкнутостью.

Историк искусства Л. И. Сомов определяет рококо как архитектурно-декоративный стиль. Энциклопедический словарь братьев Гранат отсылает читателя к рококо как стилю мебели или «стилям орнаментальным». Большая Энциклопедия, изданная в Санкт-Петербурге в 1904 г., трактует рококо как стиль и архитектуры и декоративно-прикладного искусства.

Проблеме рококо в русской архитектуре и искусстве XVIII в. уделено внимание в ряде научно-исследовательских трудов советского времени. Однако, рассматривая историю художественных стилей, искусствоведы до сих пор уходят от признания художественно-эстетической цельности и значимости рококо, отмечая лишь его спорадические проявления.

В архитектуре и искусстве Речи Посполитой это художественно-стилевое направление, выступившее на творческую арену в 30-х и сохранявшее своп позиции вплоть до 80-х годов XVIII ст., находится в процессе активного изучения. Польские искусствоведы даже выделяют ветвь стиля — саксонско-варшавское рококо. Крупнейший польский исследователь рококо. Хорнупг, основательно утвердив позиции стиля в истории искусств, том: не менее ограничивает его в основном сакральным искусством и архитектурой, значительно сужая тем самым масштабы его проявления. Французский исследователь Г. Базин, рассматривая диалектическое развитие художественной культуры от классики до рококо во всех европейских странах, игнорирует стиль как явление в Речи Посполитой.

Ряд польских исследователей доказывают широкую реализацию нового искусства в Польше, Белоруссии и Литве. Имеете с тем М. Мореловскин отмечает проявление рококо в Белоруссии лини, в несуществен пых добавках к стилю барокко. Стиль рококо в белорусском искусствоведении не рассматривался. Определение ему дано лишь в терминологических статьях энциклопедических изданий и отдельных малочисленных научных и журнальных научно-популярных публикация. Обращаясь к вопросам истории зодчества Белоруссии, исследователи обходят вниманием проблему стиля в целом, отмечая лишь его отдельные проявления в архитектуре того или иного памятника.

Материалы данной монографий приведены в пользу рококо как самостоятельного и целостного художественного стиля в архитектуре и искусстве Белоруссии XVIII в.

Различия в оценке этого художественного явления разделили исследователей па два лагеря. Оппозиция к искусству с «насмешливой кличкой «рококо» как чему-то фрагментарному, преходящему сложилась вокруг категорично-негативной оценки его одним из крупнейших советских искусствоведов П. Э. Грабарем. Соглашаясь с тем, что «можно говорить о декоративном стиле рококо», он одновременно утверждал, что об «архитектуре рококо не может быть и речи по той простой причине, что 110,40611011 архитектуры никогда не существовало». Вместе с тем есть основания полагать, что И. Э. Грабарь на поздней стадии своей творческой деятельности пришел к пониманию идейно-социальной сущности и значения стиля в западноевропейском искусстве, признав «искусство французского рокайли». Характеризуя дворец Разумовского в Москве, он прямо заявляет: «Иго причудливая архитектура — один из немногих счастливо дошедших до нас образцов модного в те времена стиля «рококо». В диалектическом развитии художественных стилей Грабарь отмечает «рококо» как одну из стадий, промежуточную между барокко и классицизмом.

Теоретическим дуализмом в оценке стиля рококо отличались и известные искусствоведы начала нашего столетия Г. и В. Лукомские, признававшие существование этого явления в искусство, считавшие его «проявлением хорошего вкуса» и одновременно упадническим. Отмечал существование, не задержал внимания па рококо и Б. Р. Виппер. Известный исследователь искусств И. Л. Бартенев, признавая присутствие в созданных 13. В. Растрелли интерьерах «многого из рококо», занимает компромиссную позицию синтеза «элементов цветущего барокко и рококо». Искусствовед Т. Соколова отмечала чисто рокайльную декоративную направленность творчества великого зодчего. Позиция об интерьерной, декоративно-прикладной ограниченности рококо была принята в русском искусствознании еще на рубеже XIX и XX столетий. Ошибочность подобной точки зрения заключалась в том, что характеристики этого стиля относились не к композиционным закономерностям, а лишь к внешним признакам как архитектуры, так и декоративно-прикладного искусства. В лучшем случае к стилю относили отделку того или иного интерьера, наружную же архитектуру здания приобщали к сдающему сноп позиции барокко. Только декоративной функцией ограничивает стиль Е. В. Киреева. Другие советские исследователи, наоборот, на примере творчества В. В. Растрелли отрицают интерьерную ограниченность стиля, отмечая, что «его (Растрелли.- А. К.) искусство должно быть отнесено к рококо и является его наиболее полным выражением, высшей, завершающей стадией развития». Чешские исследователи Я. Станькова и И. Пехар рассматривают проявления рококо как в экстерьере, так и в интерьере здания. Неоправданность подхода к изучению проблемы как чисто декоративной области творчества справедливо отмечает польский искусствовед С. Сеницкий, утверждая, что стиль рококо «основан не только па детали, но проявляется также в плане здания и даже; в расположении построек, павильонов, в организации их окружения, подъездов, парков и т. д.».  Поэтому для понимания стиля рококо совершенно очевидна чрезвычайная важность комплексного исследования, органичного объединения различных форм его проявления в единое целое, но при ясном осознании того, что архитектура при этом играла роль синтезатора и режиссера изобразительных п прикладных искусств.

Художественно-эстетическая оценка произведений архитектуры и искусства рококо ошибочно заключалась в сведении всех отличительных особенностей лишь к характерному витиеватому орнаменту, раковинообразному декору. Однако определение стиля, подразумевающее тишь орнамент, является крайне ограниченный, не охватывающим всё художественно-стилевое явление в целом. «Стили ни до, ни после Возрождения, утверждал Б. Р. Виппер, не определяются декоративными факторами, по, как всякий стиль, суммируют в некоем зримом художественном единство всю историческую специфику архитектуры, духовную и материальную». Попытки же перейти от орнаментики к широкому определению стиля рококо через анализ объёмно-пространственных, композиционных, планировочных приемов в архитектуре, всего многообразия орнаментальных мотивов и форм декора еще не предпринимались. Изучение рококо, как правило, ограничивалось обособленным рассмотрением отдельных жанров искусства, из-за чего исследователи не могли полностью раскрыть проблему, обозреть ее историко-культурную значимость в контексте общеевропейской культуры.

Последние публикации

Комментарии запрещены.

Живопись
Изучение рококо