Идеалы рококо



«Троица» Мазаччо

«Троица» МазаччоТворчество Мазаччо отличается торжественным величием: никогда не было более монументального, достойного, благородного и в то же время более человечного живописца. Его «Троица» — настоящее чудо, которое представляет нам шесть ключевых персонажей. В центре — Отец и Сын. Хотя при всем своем величии они трогательно человечны (реальный измученный Иисус умирает за своих собратьев-людей с состраданием к ним, а реальный Отец высится с удивительным достоинством, держа крест и предъявляя нам своего распятого Сына), мы вполне убеждены в их божественности.

Божественность — по определению тайна, недоступная человеческому пониманию, но Мазаччо позволяет нам постигнуть тайну Троицы. Под грандиозным центральным столпом Троицы с обеих сторон веером симметрично располагаются четыре персонажа драмы, не имеющих божественной природы.

Только Мария смотрит на зрителя. С другой стороны креста фигуру Богоматери уравновешивает Св. Иоанн, столь же массивный, объемный, но он устремляет взгляд не на нас, а на Христа.

Далее композицию замыкают изображенные в профиль донаторы — крупные, словно реально присутствующие представители человечества. В самом низу расположен седьмой персонаж: скелет Адама и всякого человека; суть человеческая, лежащая в основе каждой религиозной догмы. Над скелетом на каменной стенке тесной гробницы написано: «Некогда я был тобою, а ты станешь мною».

Вселенский характер «Троицы» Мазаччо, широкий смысл гибели смертного человека и его духовного спасения, принадлежат средневековой традиции. «Св. Петр, исцеляющий своей тенью» — одна из парных сцен фрескового цикла капеллы Бранкаччи, расположенного по сторонам от алтаря.

(Другая называется «Раздача даров Церкви»; обе решены в одной перспективе.) Св. Петр приближается к нам по узкой улочке, обрамленной домами во флорентийском стиле. Возможно, один человек из его окружения в коротком рабочем халате каменотеса — это портрет Донателло, а другой, помоложе, еще без бороды, — автопортрет Мазаччо (он изображается строго анфас, как было принято в автопортретах того времени).

Тень Петра поразительно достоверна, учитывая, что техника изображения теней еще не была разработана. Живые, индивидуальные образы хромых написаны с редким для начала XV в. новаторством.

Своим стремлением к реальности Мазаччо заслужил такую оценку историка искусства Вазари: «Что касается живописи, мы в первую очередь обязаны Мазаччо, который впервые написал человеческие ноги поистине стоящими на земле, преодолев, таким образом, свойственную всем художникам до него неуклюжесть, когда фигуры стояли на цыпочках. Надо также поблагодарить его за создание столь жизненных и объемных фигур, что он заслуживает таких похвал, точно изобрел само Искусство».

Последние публикации

Комментарии запрещены.

Живопись
Изучение рококо