Идеалы рококо



Пасторальные идиллии Клода Лоррена

Пасторальные идиллии Клода ЛорренаКлод Лоррен (Клод Желле, 1600-82), живший в Риме одновременно с Пуссеном, тоже великий, хотя не столь интеллектуальный художник. Если Пуссен задумывал и рассчитывал композицию, то Лоррен полагался на интуицию. Первый знал классический мир, второй его себе представлял; результат в обоих случаях превосходен.

Клод Лоррен навсегда перечеркнул представление о классическом рае, которого никогда не было (по крайней мере, буквально), создав в своих произведениях новый рай. Он пишет пейзажи римской Кампаньи (низкой равнины вокруг Рима), залитые золотым светом, где мирно живут нимфы, библейские герои, и передаст свои ощущения зрителю, который его глазами видит Париса с тремя богинями у поросших лесами холмов в прекраснейшем «Суде Париса», или празднующих свадьбу библейского Исаака с Ревеккой. Сюжет для Лоррена не главное: Парис, Исаак, Ревекка лишь повод для изображения чудесного исчезнувшего мира пасторальной поэзии. В обоих пейзажах великолепны деревья, создающие поразительное ощущение безграничного пространства.

Взгляд беспрепятственно устремляется к далеким холмам, извилинам реки. Нереальный пейзаж возбуждает реальные чувства. На современный взгляд «Пейзаж со свадьбой Исаака и Ревекки» более совершенен, чем «Суд Париса», поскольку главной слабостью Лоррена признано изображение человека.

Крошечные фигурки веселятся на свадьбе, далекие от зрителя в пространстве и времени. Они изображены с большой высоты, и хотя в Библии этому браку отводится очень важная роль в продолжении «авраамова семени», здесь главенствует пейзаж, а празднующие люди становятся в нем относительно незначительными. Это подчеркивает и название картины.

Но незабываемый тенистый пейзаж не затмевает, а усиливает тему брака. «Суд Париса» написан с близкой точки зрения.

Картина изображает драматический момент начала суда с участием четырех персонажей (пяти, если считать купидончика рядом с матерью). Богиня Юнона первой держит речь, рассказывая о своей красоте Парису, который сидит на камне в очень неустойчивой позе, едва не падая под энергичным напором Юноны.

Мудрая Минерва, отрешившись от происходящего, становится центральной фигурой, хотя и не отвлекающей внимания от главного персонажа. Она наклонилась, завязывая сандалию, и Лоррен любовно заливает золотым светом ее белое тело.

Сюжет очень редко играет такую важную роль в работах Лоррена, как в картине «Пейзаж с Асканием, убивающим оленя Сильвии». Здесь все те же широкие просторы, но на сей раз замершие перед ужасным, готовым свершиться убийством, которое принесет гибель гармоничному итальянскому миру. Лоррен изображает момент, когда Асканий еще может остановиться, не пускать стрелу.

Мир в страхе ждет, олень и люди в ожидании смотрят друг на друга. Нет нужды знать легенду, чтобы догадаться о происходящем. Священный олень будет убит, миру придет конец; великое произведение заключает в себе весь трагизм современности.

Последние публикации

Комментарии запрещены.

Живопись
Изучение рококо