Идеалы рококо



Пастухи в Аркадии

Пастухи в АркадииОбразованной публике в XVII в. название «Аркадия» сразу напоминало об изящной пасторальной поэзии, которая со времен классической Греции существовала рядом с эпической традицией. Пастораль связана с якобы привольной и беспечной жизнью пастухов и пастушек, которые пасли все лето под открытым небом стада, а в свободное время играли на свирелях, сочиняли и распевали друг другу любовные стихи, соревнуясь в этом искусстве. Известнейшие пасторальные поэты — сицилиец Феокрит и итальянец Вергилий, автор знаменитого сборника из 10 эклог «Буколики», где идет речь об Аркадии. В последующие времена эта поэтическая местность фигурировала во многих литературных произведениях эпохи Ренессанса.

Латинской фразы «et in Arcadia ego» («И я в Аркадии» — лат.) в известных классических источниках нет. Толкуется она двояко: либо «погребенный здесь покойник тоже некогда был в Аркадии», либо «смерть властвует и в Аркадии». Картину на этот сюжет написал в 1620 г. итальянский живописец Гверчино.

Пуссен дважды обращается к теме смерти в Аркадии. Первый вариант (из собрания Частуорт) написан между 1630 и 1632 гг. Ошеломленные пастухи, наткнувшиеся на идиллической поляне на могильную плиту с грозным напоминанием о смерти, встревоженно ее рассматривают, не веря страшному открытию.

На иллюстрации перед вами другой вариант, из Лувра (255), под оригинальным названием «Счастье, омраченное Смертью», написанный в 1638-40 гг. Реакция пастухов здесь спокойней, не так драматична; они скорей, каждый по-своему, разгадывают смысл надписи. Пуссен, ничего не подчеркивая, изобразил абсолютно конкретных беспомощных людей. В его Аркадии царит тишина, пастухи общаются не словами, а жестами, с изумлением впервые видят свидетельство о смерти, впервые понимают, что на этой земли жили и умирали люди, что у их родной прекрасной земли есть своя история и что эта история совсем забыта.

Они со страхом и недоумением размышляют над надписью. Сила картины Пуссена заключается в ее прямой связи с личной человеческой жизнью. Мы достигаем зрелости, когда начинаем реально понимать и чувствовать смерть, видеть свою относительную незначительность в контексте истории.

Бесчисленные поколения жили до нас и будут жить после. Красивым юным пастухам приходится с этим смириться.

О Пуссене-пейзажисте лучше всего говорит картина «Похороны Фотона», написанная на один из дорогих его сердцу классических сюжетов с глубоким нравственным смыслом. Фокион — афинский полководец, который выступал за мир, против замышлявшейся войны с Македонией. Враги, обратившись к афинской демократии, добились осуждения Фокиона на смерть.

Пуссен изображает, как верные слуги несут казненного на носилках к месту погребения. Вокруг идет обычная деловая жизнь. Позади большой город с купольным храмом; его жители заняты своими делами.

Но весь внешний покой и порядок рушится при виде скорбной пары на первом плане, безутешно бредущей по возделанной ухоженной земле. Правосудие попрано, торжествуют жестокость и зависть; великому мирному государству грозит опасность.

Картина зачаровывает полной ясностью, благородством мысли, красотой исполнения. Она полна поэтической напряженности, а поэзия у Пуссена всегда эпическая. Он умеет устрашать, но всегда вознаграждает стремление понять его произведения.

Последние публикации

Комментарии запрещены.

Живопись
Изучение рококо