Идеалы рококо



Архитектурно-пластические акценты

Архитектурно-пластические акценты

В рокайльной архитектуре было популярно вынесение в экстерьер здания монограммических знаков, геральдической символики, фамильных гербов, инициалов в вензелмюм исполнении, которые обычно размещались в тимианах фронтонов. В огромном многообразии этот архитектурно-декоративный прием использовался в русском дворцово-усадебном строительстве. Дворцы в Лефортово в Москве, Перовском и Покровском в Подмосковье завершены фронтонами, чрезвычайно насыщенными скульптурной пластикой, вой некими реал ними и непременной царской короной. Широкое использование в экстерьере дворцовых зданий геральдики объяснялось болезненной манией величия их владельцев, страстным стремлением к утверждению своего имени.

Зодчие рококо не могли отказаться отборочной пластичной формы мансардной крыши, может быть, исторически закономерно предвосхищен ной именно на пороге эпохи рококо французским архитектором Ф.Мапсаром. Крышу окружали балюстрадой с установленными на ней вазами. Игра граней мансардной крыши, ритм ее овальных люкарп, обрамленных фигурными наличниками, придавали дворцовым зданиям пространственную пластичность. Скульптурность архитектурного объема дворца Гануто достигалась за счет пластичного покрытия с «заломом», расчлененного слуховыми окнами в фигурных наличниках. Высокой мансардной крышей были накрыты небольшие компактные усадебные дома в Симфани и Татарах. Архитекторы стремятся усложнить, обогатить пластичность и объёмно-пространственную развитость завершения здания. С этой: целью у культового зодчества заимствуются даже луковичные и фигурные главки (дворцы в Чернавчицах и Дятлово). Высокий с изломом «гонтовый дах» покрывал центральную часть усадьбы в Черлёне. Известный польский искусствовед С. Лоренц, ссылаясь на мансардную крышу, определяет усадьбу в Меречовщине как рокайльную. Другой польский исследователь М. Мореловский по этому же принципу относит к рокайльным усадьбу Вельмонты, построенную в первой половине XVIII в.

Стремление к пространственной развитости и многоплановости композиции дворцового здания обусловило использование башнеобразных «алькежей». В 1751 г. в Дятлово П. Радзивилл возводит репрезентативный дворец — уникальное творение дворцово-арковой архитектуры рококо. Но объёмно-пространственная композиция была когда-то обогащена высокой пальмовой крышей и характерными для рококо трехъярусными боковыми башнями («алькежами») со сложными по форме шатровыми завершениями с вогнутыми гранями. Двухэтажный дворец «Копсоляция» в пригороде Песвижа Альбе также фланкировался «алькежами», декорированными геральдикой владельца. Башни с пластичными фигурными верхами  рокайльных дворцах идентичны костельным в постройках того времени. Этот композиционный прием свидетельствует об общности светской и культовой архитектуры рококо.

Основной прием пластической разработки фасадных плоскостей дворцовых построек — ритмичное чередование пилястр, поэтажно сгруппированных прямоугольных панелей, высоких окон. Многослойную пластично-рокайльную креповку имеют фасады усадебного дома в Скоках.

Архитектурно-пластические акценты Нового замка в Гродно созданы раскреповкой спаренными пилястрами, тонко профилированными карнизами, изысканной прорисовкой орнаментальной лепнины, включающей гирлянды, рокайли, картуш, завитки и сплетения аканта, геральдику. Этому приему подчинена архитектурная трактовка фасада архиепископского дворца на Градчанах в Праге (1767).

Важнейшим элементом архитектуры здания остается окно. Па дворцовых фасадах появляются большие высокие окна, густо расчлененные топкими переплетами. Оконная перемычка украшается орнаментальным декором, призванным разрушать со тектонический смысл своей динамичной бионической трактовкой. Зачастую в декоративную тематику окна вводятся портретные изображения (Дятловский дворец), человеческие маски в рокайльных картушах (Зимний дворец в Петербурге, Новый замок в Гродно). Особенно широкое распространение получает миниатюрная круглая или овальная люкарна. Она выделялась на фоне стены или крыши не только формой, по и богатым резным или лепным оформлением, тонкой профилированными наличниками.

Оконные проемы в архитектуре рококо не только несут ритмическую нагрузку, но и являются важным элементом пластико-декоративного оформления фасадов здания. Декоративное обрамление прямоугольных оконных проемов напоминает форму картинных и зеркальных оправ: прямоугольные ниши, сандрики разнообразных волнистых очертаний и ломаных изгибов, лепной растительный орнамент карнизов здесь более утонченные и усложненные. В их украшении используются раковины, рокайльные завитки. Подобную   трактовку   получили   изысканные оконные наличники дворца Саиегов в Ружанах.

Рокайльный гребень на С-образных рифленых завитков обретают прямоугольные, тонко профилированные наличники окон дома «У сокола» на площади чешского города Валашске-Межиржичи.

Мастера рококо стараются отказаться от ордерной системы — незыблемой основы предшествующих стилей. Классическая ордерная система была сведена к чистой декорации, утратила свою тектоническую содержательность. Если архитекторы и прибегали к использованию ордера, то лишь его коринфского варианта, включающего канитель, живописно богатую, контрастную но свету и тени, живую по своим бионическим формам. В архитектурно-стилевой системе королевской резиденции в Гродно (Нового замка) обращает на себя внимание трактовка капителей пилястр, декорированных лепными свисающими гирляндами, так называемыми косичками. Подобный мотив был использован на пилястрах дворца А. Тизенгауза в Гродно и амбара в усадьбе (Зеница (архит. Дж. Сакко). Широко использует «букетную» трактовку пилястр В. В. Растрелли в проекте Тронного зала Третьего зимнего дворца в Санкт-Петербурге. Есть он и в декоре усадебного дома Ф. С. Потоцкого в Перссне на Украине. Отказ от традиционной ордерной капители и замена ее легкой гирляндой из цветов наступил именно в архитектуре рококо, так как этот декоративный элемент не подчеркивал «работу» конструкции здания, а, наоборот, вуалировал ее. Декоративная обработка не только нарушала конструктивный смысл капители, но и привела к полному разрушению ее структуры. Колонны в опочивальне императора Александра Т в Царскосельском дворце увиты гирляндами из цветов, разрушающими тектонический смысл опоры 41. Гирляндами из цветов увиты колонны в проекте Бального зала Королевского замка в Варшаве (архит. В. Луис, 1705-1760), в проекте шатра по поводу рождения будущего императора Александра I (архит. Е. Шрёгер, 17 77). Ордер подают в необычайно пластической интерпретации, насыщают его изящным декором, многообразием профилей, выразительных силуэтов.

Последние публикации

Комментарии запрещены.

Живопись
Изучение рококо