Идеалы рококо



Творчество мастеров стиля рококо

Творчество мастеров стиля рококо

Творчество мастеров стиля рококо в дворново-усадебной архитектуре первой половины в середины XVIII в. определялось идейно художественным содержанием эпохи, ее культуры. Дворянству   было   необходимо   ликующе-праздничное искусство, которое бы сопутствовало гедоническому содержанию бытия. Зодчество утратило простоту, конструктивно-тектоническую логичность и барочную монументальность. Формы архитектуры и декора обрели усложненные пространственные построения, легкие и темпераментные движения. Страстная погоня за роскошью и великосветским блеском зримо отразилась не только на архитектуре дворцовых построек, но и на внутреннем убранстве. Изящная мебель, роскошные предметы обихода, драгоценные украшения, уютные, обставленные с большим вкусом интерьеры — неотъемлемые атрибуты придворного быта. Их оформление соответствовало беззаботной, уподобленной беспрерывному маскараду жизни светских салонов «сильных мира сего».

Но имеются и существенные отличия рокайльный архитектуры белорусских магнатских дворцов от западноевропейских и русских резиденций. Они выражались в более ограниченных масштабах распространения искусства рококо, в некоторой его сдержанности и своеобразии проявления. И действительно, таких роскошных резиденций в стило рококо, как Сан-Сусн в Потсдаме. Однако в воз веденных в короткий срок дворцовых и усадебных постройках искусство западноевропейских аристократических резиденций отозвалось звонким эхом. Но всей Речи Посполптой, от культурных центров до глубоких окраин, возникают рока ильные дворцы и усадьбы. Особое место занимают дворцовые постройки архитектора итальянского происхождения И. Фонтаны в Варшаве (дворцы Белинских, Чанеких, Мишиков, Браницких, Г. Брюля), Рнджине, Белостоке, Дукле (Польша), Кристипополе, Вишневце (Украина). Его авторству приписывают и дворец Сапегов в Гродно (1741- 1744). Отмечая многообразие в большом количестве возводимых дворцов, следует согласиться с мнением немецкого искусствоведа II. Франкля, что «зрительный образ повой архитектуры первой фазы (ренессанс) «единообразен», второй (барокко) «многообразен», в третьей (рококо) «много образ и ость» достигает беспредельности».

Стремление к уединению, обособленности диктует строительство магнатских резиденций и дворянских усадеб отдельно от городской застройки, вдали от населенных мест, от градостроительной стихни местечек и деревень. В этом заключалась не только архитектурная, но и социальная сущность феодального строительства периода рококо, которое осуществлялось лишь для узкого круга «сильных мира сего» и соответствовало его элитарной замкнутости.

В основе объемно-пространственной и планировочной организации дворцов и усадеб лежит характерная для первой половины XVIII в. замкнутая курдонерная схема западноевропейских аристократических резиденций в соответствии с которой формирование дворцовых корпусов осуществлялось по периметру замкнутого каре (отель Матиньов в Париже, 1721; дворец П. Бланка в Варшаве, 1762-1764). Центральный корпус гродненского Нового замка (1734-1751) расположен в глубине двора, фланкированного боковыми крыльями, флигелями, соединенными оградой с парадными воротами. Планировочная организация дворца создавала замкнутость архитектурного ансамбля, изолировала его от городской среды, позволяла гостеприимно открывать ворота лишь для парадных процессии знати и протяженных каретных кавалькад, обособить и окружить их пластичной и декоративно насыщенной архитектурой дворцового экстерьера. Большим трапециевидным курдонером открывался посетителям дворец А. Тизенгауза, построенный в 60-80-х годах XVIII в. на Городнице в Гродно (архит. Мёзер, Дж. Сакко, худож. II. Гажидович, Л. Хибл, А. Грушецкнй, Фоллвиль и др.)

Вместе с тем в середине XVIII в. в дворцово-усадебном и культовом строительстве Речи Посполитой появляется тип центричной полигональной постройки. Дворец Радзивиллов в Чернавчицах мыслился как центричное сооружение, пространственная композиция которого была составлена из сложной группы архитектурных объемов: к восьмигранному купольному остову по диагональным направлениям примыкали четыре двухэтажных квадратных в плане крыла. Архитектор заставляет выступать и отступать объемы, достигая выразительных пластических и светотеневых эффектов. Оригинальная трактовка огромного арочного входа, расчленение сооружения на отдельные объемы, крытые особыми крышами, обилие декоративной скульптуры, легкость и прозрачность сквозных арок и балюстрад, пластическая нарядность фронтонов и фризов наделяют здание конкретной архитектурно-стилевой характеристикой.

В архитектуре ощущается жизнерадостность нового искусства, господствуют ликующая праздничность, пышность и декоративность. Такое убранство дворца было данью времени, которому принадлежит насыщенная пластическими и орнаментальными мотивами архитектура рококо.

Основной архитектурной темой курдонера являлся центральный корпус дворца. Роль его главного акцента выполнял пластичной формы ризалит. Акцентирование парадного зала снаружи обеспечивалось повышением центральной части дворца за счет верхнего ряда округлых, окон, креповки пилястрами, балкона, лепного декора, концентрации последнего вокруг гербовых картушей. Граненые ризалиты возвышались над усадебными домами в Татарах и Симфани в Белоруссии, Вашкевичах в Литве. Популярностью многогранного ризалита на главном фасаде белорусская архитектура обязана отелю Матиньон в Париже и дворцу П. Бланка в Варшаве. Подобные ризалиты выступают в дворцах Пароли и Желишева, трехгранный ризалит с вогнутыми гранями и фигурным щитом в завершении использовали в дворцах К. Упруга в Каргове (1730) и Я. Замойского в Лабунях (1750) в Польше. Но еще ранее выделение центра фасада повышенным на этаж гранецым ризалитом встречаем в Парковом домике в Берлине (архит. А. Шлютер, 1711-1713).

Последние публикации

Комментарии запрещены.

Живопись
Изучение рококо